Showing posts with label любимые латиноамериканцы. Show all posts
Showing posts with label любимые латиноамериканцы. Show all posts

Thursday, March 24, 2016

א

"На нижней поверхности ступеньки, с правой стороны, я увидел 
маленький, радужно отсвечивающий шарик ослепительной яркости. 
Сперва мне показалось, будто он вращается, 
потом я понял, что иллюзия движения вызвана 
заключенными в нем 
поразительными, умопомрачительными сценами. 
В диаметре Алеф имел два-три сантиметра, 
но было в нем все пространство вселенной, 
причем ничуть не уменьшенное. 
Каждый предмет (например, стеклянное зеркало) 
был бесконечным множеством предметов, 
потому что я его ясно видел со всех точек вселенной. 
Я видел густо населенное море, видел рассвет и закат, 
видел толпы жителей Америки, 
видел серебристую паутину внутри черной пирамиды, 
видел разрушенный лабиринт (это был Лондон), 
видел бесконечное число глаз рядом с собою, 
которые вглядывались в меня, как в зеркало, 
видел все зеркала нашей планеты, и ни одно из них не отражало меня, 
видел в заднем дворе на улице Солера те же каменные плиты, 
какие видел тридцать лет назад в прихожей одного дома на улице Фрая Бентона, 
видел лозы, снег, табак, рудные жилы, испарения воды, 
видел выпуклые экваториальные пустыни и каждую их песчинку, 
видел в Инвернессе женщину, которую никогда не забуду, 
видел ее пышные волосы, гордое тело, видел рак на груди, 
видел круг сухой земли на тротуаре, где прежде было дерево, 
видел загородный дом в Адроге, экземпляр первого английского 
перевода Плиния, сделанного Файлмоном Голландом, 
видел одновременно каждую букву на каждой странице 
(мальчиком я удивлялся, почему буквы в книге, когда ее закрывают, 
не смешиваются ночью и не теряются), 
видел ночь и тут же день, 
видел закат в Керегаро, в котором 
словно бы отражался цвет одной бенгальской розы, 
видел мою пустую спальню, 
видел в одном научном кабинете в Алкмаре 
глобус между двумя зеркалами, бесконечно его отражавшими, 
видел лошадей с развевающимися гривами на берегу Каспийского моря на заре, 
видел изящный костяк ладони, 
видел уцелевших после битвы, посылавших открытки, 
видел в витрине Мирсапура испанскую колоду карт, 
видел косые тени папоротников в зимнем саду, 
видел тигров, тромбы, бизонов, морские бури и армии, 
видел всех муравьев, сколько их есть на земле, 
видел персидскую астролябию, 
видел в ящике письменного стола (от почерка меня бросило в дрожь) 
непристойные, немыслимые, убийственно точные письма Беатрис, 
адресованные Карлосу Архентино, 
видел священный памятник в Чакарите, 
видел жуткие останки того, что было упоительной Беатрис Витербо, 
видел циркуляцию моей темной крови, 
видел слияние в любви и изменения, причиняемые смертью, 
видел Алеф, видел со всех точек в Алефе земной шар, 
и в земном шаре опять Алеф, и в Алефе земной шар, 
видел свое лицо и свои внутренности, видел твое лицо; 
потом у меня закружилась голова, и я заплакал, 
потому что глаза мои увидели это таинственное, предполагаемое нечто, 
чьим именем завладели люди, хотя ни один человек его не видел: 
непостижимую вселенную".

Хорхе Луис Борхес